ПОЖАРНЫЕ РЕБЯТА

История пожарной охраны России


Начало борьбы с огнем на Руси

Пожары на Руси были издавна одним из самых тяжких бедствий. В летописях они упоминаются и как одно из мощных орудий борьбы с врагами. По несколько раз выгорали города Юрьев, Владимир, Суздаль, Новгород. В 1194 году отмечены огромные пожары в Ладоге и Руссе. Так было не только на Руси.

В течение первого периода средних веков на значительной части Европы из-за постоянных войн полыхали пожары. Их быстрому распространению способствовало и то обстоятельство, что при строительстве домов применялись легкосгораемые материалы: древесина, солома, камыш. К тому же строились они очень тесно.

Свидетельства очевидцев, труды историков рассказывают о многих опустошительных пожарах в Москве. Город сгорел полностью в 1238 году, когда на Руси свирепствовали орды хана Батыя. Много опасностей таил огонь и при его использовании в мирное время. Печей тогда не было, огонь разводили в яме прямо в доме, причем дым выходил наружу через отверстие, сделанное в соломенной крыше. При пожаре никто не принимал мер по его тушению — спасали только детей, имущество. Огонь распространялся от дома к дому и прекращался только тогда, когда все вокруг выгорало. При таких пожарах жители уцелевших домов предпочитали оставлять их на произвол судьбы и селиться за городом под открытым небом. В Москве, например, пожары были настолько привычным явлением, что жители относились к ним спокойно.

Вплоть до XV в. пожар считался большим, если огнем уничтожалось несколько тысяч дворов. Если сгорало 100-200 домов, то о таком пожаре не говорили. Легкость возведения построек, наличие древесины позволяли быстро восстанавливать сгоревшее жилье, но это же из-за тесной застройки способствовало новым опустошениям при загорании. Развитие крупных городов привело к увеличению их населения, строительству новых зданий. Увеличились и масштабы пожаров. В 1212 году огонь уничтожил в Новгороде 4300 дворов из 5000. Москва не была исключением. Пожар 1356 года за два часа уничтожил практически всю Москву, включая Кремль и посады. Крупные пожары оставили след в истории многих городов.

Феодальное общество, основанное на глубоких социально-экономических противоречиях, оказалось полностью неспособным к борьбе с пожарами. Степень общественной организованности была в эту эпоху существенно ниже, чем во времена господства Римской империи. Не было единой структуры, которая могла бы противостоять огню. Поэтому по мере развития и укрепления государственности предпринимались попытки изменить сложившееся положение.

Организация пожарной службы на Руси связана с именем великого князя Московского и всея Руси Ивана III (1440-1505 гг.). Москва в то время представляла собой большой город. В ней насчитывалось свыше 40 тысяч деревянных строений. Даже небольшое загорание могло привести к серьезным последствиям. А причин для возникновения пожаров имелось достаточно: это и наличие печей без дымоходов, использование для освещения свечей, лампад, применение открытого огня ремесленниками вблизи жилья. С 1453 по 1493 год Москва полностью выгорала десять раз.

В 1504 году после очередного опустошительного пожара издаются противопожарные правила, которыми запрещается топка бань и изб летом без крайней необходимости. Запрещалось также с наступлением сумерек зажигать в доме свечи. Кузнецам и другим ремесленникам, которые использовали в своем деле огонь, разрешалось устраивать плавильни и горны вдали от строений и жилищ. Если сборник древнерусских законов содержал законодательные меры только против поджигателей, то меры Ивана III в отношении ремесленников были первым нормативным актом противопожарной безопасности на Руси. Из него следует, что главной причиной большинства пожаров была полная беспечность населения при использовании огня.

Указы подобного рода принимались многими городами Европы. Учитывая степень общественно-экономического развития государств того времени, имеется достаточно оснований считать эти документы как нормы права, хотя они и носили декларативный характер, и их практическая ценность была невелика. Пожары полыхали по-прежнему. Необходимо было не только предупреждать возникновение пожаров, но и создавать такие условия, при которых было бы возможно с ними бороться. К этому времени в ряде государств уже был накоплен опыт борьбы с пожарами. Во Франции, например, имелась как королевская стража, в обязанность которой входило тушение пожаров, так и стража, составленная из ремесленников. Срок повинности граждан в ней составлял 2 месяца. В Англии борьба с пожарами до XIII века целиком возлагалась на жителей, которые в соответствии с законом держали в домах инструменты для борьбы с огнем. Несмотря на некоторые отличия, общим было одно — борьба с пожарами на этом этапе развития цивилизации за рубежом возлагалась, в основном, на ремесленников, горожан и цеховые организации, которые не обладали способностью к совместным организованным действиям.

В начале XVI века по указу Ивана III в Москве создается пожарно-сторожевая охрана. По концам городских улиц устанавливаются особые заставы — «решетки-рогатки», которые на ночь запирали. На заставах было установлено круглосуточное дежурство. Службу здесь возглавляли решеточные приказчики. В помощь к ним от каждых 10 дворов выделялся один горожанин. Службу решеточных приказчиков контролировали должностные лица из дворян, так называемые «объезжие головы». Последние вместе с конной стражей объезжали город, следили за выполнением жителями царских указов об использовании огня, вылавливали поджигателей, руководили тушением пожаров. Назначенные в помощь «объезжим головам» из жителей «десятские, сотские и тысяцкие» поднимали население в случае пожара.
Основная техника для борьбы с огнем — ведра, топоры, ломы, бердыши, рогатины, багры, заступы, крючья, лестницы. Важнейшей заботой каждого города было водоснабжение. На Руси самотечные водопроводы появляются в XI — XII вв. (Новгород). Большое распространение получают и гидротехнические сооружения, с помощью которых вода подавалась в города.

Пожарное дело в эпоху средневековья развивалось медленно. В период повсеместного использования в качестве строительного материала древесины возникавшие пожары имели катастрофические последствия. О пожаре 1356 года, во время которого сгорел Кремль и Замоскворечье, летописец оставил следующее свидетельство: "… в один-два часа весь город сгорел без остатка. Была тогда сильная засуха и буря была к тому же сильная, перекидывала за 10 дворов головни и бревна с огнем и нельзя было тушить..." В документах того времени упоминаются и другие пожары, силу которых через века донесли нам сведения о пожаре 1485 года: «Погорел город Москва, Кремль весь… Железо вдавилось, как олово, расплавленная медь текла, как вода».

Главным способом борьбы с огнем был снос ближайших к пожару строений. Для спасения не загоревшихся построек их закрывали войлочными или брезентовыми щитами, которые поливали водой.

Преобразование пожарной охраны на Руси начинается с середины XVI века. Действующие до этого времени указы и распоряжения носили в основном запретительный характер. В 1547 году эти меры дополнил указ Ивана Грозного, обязывающий жителей Москвы иметь на крышах домов и во дворах чаны с водой. Это был, безусловно, прогрессивный указ, так как население могло оперативно ликвидировать небольшие загорания своими силами. За те 10-15 минут, которые были необходимы жителям для доставки к дому воды из ближайшего колодца, начавшийся пожар остановить было уже невозможно. Теперь же к тушению можно было приступать сразу, не допуская развития пожара.

С развитием промышленности, ремесел, роста населения (численность населения в Москве в XVI веке — 100 тыс. человек) пожары становились тормозом экономического прогресса. Это вынуждало власти искать эффективные меры борьбы с огнем. Люди поначалу неумело и бессистемно брались за организацию пожарной охраны. Созданная пожарно-сторожевая охрана не могла оказать серьезного противостояния огню. Такое положение дел предопределило использование для борьбы с огнем наряду с пожарно-сторожевой охраной формирований с более четкой структурой.

С учреждением в 1550 году стрелецкого приказа на пожары в Москве стали посылаться стрельцы. Это, конечно, был значительный шаг вперед, имевший ряд положительных моментов. Во-первых, это была военная организация, которую отличала определенная дисциплина, подчинение командиру, привычка к совместным действиям. Во-вторых, основу вооружения стрельцов составляли бердыши, топоры, т.е. те инструменты, которые могли использоваться при разборке горящих строений. В-третьих, они дислоцировались в постоянных местах (в Москве было несколько стрелецких слобод). Им не надо было тратить время на сборы по тревоге, они сразу выезжали к месту пожара. В начальный период их численность составляла 3000 человек, что позволяло высылать на пожары достаточное количество стрельцов. Россия стала первой страной в мире, использующей для борьбы с огнем воинские подразделения.

В 1582 году правила пожарной безопасности, действующие на территории Москвы, были распространены и за ее пределы. Для контроля за соблюдением правил Борис Годунов в 1603 году разделил столицу на 11 округов, назначив в каждом из них ответственным за «береженье от огня» члена Боярской Думы. Сам факт, что среди них были такие известные в России люди, как Н.Р. Трубецкой, И.Ф. Баеманов, В.В. Толицин и другие, говорит о том, что царь уделял серьезное внимание предупреждению пожаров. Более того, он в приказном порядке обязал вновь назначенных лиц использовать любые меры для того, чтобы "… на Москве по всем улицам и переулкам… пожаров… не было".

Первые организационные меры предупреждения и тушения пожаров

Первая пожарная команда в Москве была создана в двадцатых годах XVII столетия. Вначале команда размещалась на Земском дворе и имела в своем составе 100 человек. С 1629 года в ней числится уже 200, а в летнее время нанималось дополнительно еще 100 человек. В их распоряжении находились простейшие насосы луба и другое имущество, выделяемое казной. Ответственный за тушение пожаров Земский приказ содержал 20 извозчиков для сбора с населения подати на содержание команды. Естественно, что эта команда не могла охранять от пожаров всю Москву.

В 1649 году на Руси принимаются два документа, имеющие непосредственное отношение к пожарному делу. Попытки законодательной власти нормировать вопросы по предотвращению и тушению пожаров, хотя и мало продвинули дело борьбы с огнем, но для истории пожарного дела имеют громадное значение. Первый из них — "Наказ о градском благочинии", вышедший 6 апреля, предписывал всем состоятельным людям держать во дворе медные водоливные трубы и деревянные ведра. Жителям со средним и малым достатком полагалось держать одну такую трубу на пять дворов. Ведра должны были быть у всех. Наказ требовал, чтобы в «пожарное время с решеточными приказчиками и со всякими людьми и с водоливным запасом быть готовым». Все дворы Москвы распределялись по рогаткам (частям), а списки людей хранились в Земском приказе. За невыполнение противопожарных мер, неявку на тушение пожаров вводились различные меры наказания — «черные и обычные люди» подвергались телесному наказанию и тюремному заключению, а о служивых и «всяких прочих» докладывалось государю.

«Наказ», в основном, повторил все меры относительно правил отопления, принятые ранее. Однако в нем были заложены и новые положения. Так, контроль за выполнением правил отопления возлагался на десятских и сторожей, дежуривших на улицах. Их, в свою очередь, контролировали решеточные приказчики и стрельцы. Для отопления домов, где имелись больные и роженицы, необходимо было подать челобитную. Причем во время топки печей в избе присутствовали: должностное лицо и 154 дворовые люди с запасом воды. В «Наказе» также специально оговаривалось и время приготовления пищи — «с первого часу дни до четырех часов дни».

Этим документом впервые на Руси устанавливались правила должностных лиц, ответственных за пожарную безопасность. Наказ предписывал боярину Ивану Новикову и подьячему Викуле Панову «быть в объезде в Белом граде для береженья от огня и от всякого воровства». В случае загорания они должны были «быть немедля на пожаре и огонь тушить. А если они по Москве будут ездить оплошно и их небрежением учинится пожар, то от Государя всея Руси будет им великая опала».

Второй документ — «Уложение царя Алексея Михайловича». В нем также имелся ряд статей, регламентирующих правила обращения с огнем. «Уложение» вводило уголовную ответственность за поджоги и устанавливало различие между неосторожным обращением с огнем и поджогом. При возникновении пожара из-за неосторожности с виновного взыскивались убытки в размере, «что Государь укажет». За поджог наказание было самым суровым, зажигальщиков предписывалось сжигать. Через 15 лет в эту статью была внесена поправка: сжигание на костре было заменено виселицей. Статья 227 «Уложения» предоставляла право хозяину дома требовать от нанимателя (жильца) осторожного обращения с огнем. Закон устанавливал ответственность и за кражу частной собственности во время пожара. Похитителей привлекали к суду.

В 1670 и 1680 гг. выходят новые постановления. В них подтверждаются все положения по пожарной безопасности, принятые ранее. С принятием «Уложения» были заложены и осуществлены первые организационные меры предупреждения и тушения пожаров.

Важным моментом в профилактике пожаров явилась чистка дымоходов. Это нововведение распространилось на Москву и ряд других городов с 1675 года. Кроме того, устанавливалась обязательная норма строительства колодцев: каждые десять домов должны были иметь один колодец. Для реализации этого постановления в Пушкарском приказе образовали штат колодезников численностью 14 человек.

Во второй половине XVII века резко возросло число поджогов помещичьих усадеб и крестьянских дворов. Положение в стране настолько осложнилось, что царь 17 апреля 1670 года вынужден был обратиться к населению России с призывом соблюдать меры пожарной безопасности, чтобы "… изб своих и людских бань не топили, а по вечерам поздно с огнем не сидели...".

Новое развитие дело борьбы с огнем получило при Петре I. Первоначально охрана от пожаров Санкт-Петербурга была возложена на городских жителей. Исключение составляли «особы знатные», выставлявшие вместо себя дворовых людей. Такая постановка дела была характерна для всей России. Пожарную повинность несло даже духовенство. Только в 1736 году по ходатайству Синода священнослужители были освобождены от нарядов в полицейские ночные караулы, «дабы в церковной службе остановки не было», но участие в тушении пожаров и для них осталось обязательным.

Устанавливая порядок ночного караула, Петр I предписывал: «надлежит для воров какое-нибудь ружье, а для пожаров иметь: ведра, топоры, войлочные щиты, деревянные трубы (насосы — В. Т.), а в некоторых сборных местах крюки и парусы и большие водоливные трубы, и чтоб караульщики по ночам ходили по улицам с трещотками, как обычно в других странах».

Грандиозный пожар 1710 года, уничтоживший в одну ночь Гостиный двор, заставил ускорить строительство в городе караулен со складами водоливных труб. Для извещения о пожаре был сформирован отряд барабанщиков, который обходил ближайшие к пожару улицы и бил тревогу.

С созданием в 1711 году взамен стрелецкого войска регулярных полков последние стали привлекаться в помощь населению при тушении пожаров. Эта мера была закреплена законодательно указом Петра I «О неукоснительном прибытии войск на пожары». Для оснащения гарнизонов были выделены необходимые инструменты. Руководство тушением пожаров возлагалось на воинского начальника. Известно также, что Петр I лично принимал участие в борьбе с огнем, причем «его царское величество прибывает обычно на пожары первым». Руководителем всей пожарной охраны был назначен князь Троекуров.

Особым вниманием Петра пользовался флот. Царь собственноручно писал указы и распоряжения, относящиеся к противопожарной защите кораблей. 13 ноября 1718 г. вышел указ о постройке плашкоутов и установке на них насосов. В гавани было размещено шесть насосов с рукавами (новейшей конструкции). По штату на верфях полагалось иметь пять больших и десять малых крюков, столько же вил, семь парусин и пятьдесят щитов. Причем для охраны судостроительных верфей и портовых сооружений через каждые 40 м ставили лестницу и две бочки с водой. Все типы кораблей снабжались необходимыми инструментами. На двухпалубных судах полагалось иметь в наличии 12 пожарных ведер, столько же топоров и швабр, а на трехпалубных — по 18 единиц каждого наименования.

Централизация управления пожарной охраной

Истоки централизованного управления пожарной охраной берут свое начало с образованием в России государственных учреждений. Административно-полицейские функции в Москве в конце XVI-начале XVII века выполняет Земский приказ. Именно при нем в начале XVII века в Москве создается первая пожарная команда. В 1718 году в Петербурге учреждается должность генерал — полицмейстера. Непосредственно в его подчинение входит канцелярия, которая ведает осуществлением противопожарных мероприятий. В Москве подобная канцелярия была организована в 1722 году. Главным органом уездной администрации и полиции в то время был нижний земский суд, возглавляемый исправником. В задачу этого органа также входило принятие противопожарных мер. В течение XVIII века эти канцелярии назывались по-разному — пожарная контора, пожарная экспедиция.

В 1722 году в Адмиралтействе учреждается особая пожарная команда, работающая в две смены. Основу ее составляли рабочие. Первая смена после окончания работы уходила домой, а вторая ночевала в Адмиралтействе. Если пожар возникал в примыкающих к нему мастерских, то советник, отвечающий за пожарную безопасность, снаряжал на помощь только треть команды, а сам с остальными оставался внутри здания. Членам пожарной команды при пожарах помогали также и другие рабочие, мастеровые, матросы, причем четвертая часть всех собравшихся людей с инструментами сосредоточивалась у главного здания. После крупных пожаров в городах Переславле, Волхове, Москве в 1737 году были приняты дополнительные меры по охране от пожаров. В городах созданы особые патрули и караулы из воинских подразделений, которые существовали до 1762 года. В тех городах, где военные гарнизоны отсутствовали, подобные патрули формировались из чиновников.

По-прежнему действовал указ Петра I об участии войск в тушении пожаров. В нем был лишь несколько изменен порядок сбора по тревоге. С 1739 года солдаты были обязаны бежать на пожар с того места, где их застанет сигнал тревоги (ранее они искали ротного командира, а затем отправлялись к месту загорания).

Для обеспечения полков пожарной техникой был осуществлен учет имеющихся в них инструментов, а в 1740 году Сенат утвердил их положенность. Каждый полк оснащался большой заливной трубой, чаном для воды и парусиной. В батальонах имелись вилы, лестницы, большой крюк с цепью. Рота оснащалась 25 топорами, ведрами, щитом, лопатами, четырьмя ручными трубами, двумя малыми крюками.

Для перевозки инструментов выделялось шесть лошадей. В случае пожара с каждой роты отправлялась половина личного состава с инструментами и один барабанщик от полка. Другая половина роты находилась в готовности на полковом дворе. Для оценки обстановки с пожарами в России с 1737 года все сведения о пожарах стали направляться в правительственные органы.

В 1747 году пожарной техникой оснащаются все правительственные учреждения. Для предупреждения пожаров в Сенате, Синоде, коллегиях и канцеляриях на чердачных помещениях устанавливают посты, дежурство на которых несли солдаты. Устанавливалось, что Синод, коллегии оснащались двумя большими заливными трубами, десятью ручными трубами, 20-ю ведрами и кадками. В Сенате имелся большой насос с рукавами, большая заливная труба и ведра. Средства для этого выделялись из Штатс-конторы.

Отсутствие профессиональных навыков, постоянная сменяемость выделяемых людей затрудняли борьбу с огнем. Порядок выезда войск на пожары в Санкт-Петербурге был определен лично Екатериной II. Он просуществовал довольно долго и всегда соблюдался. Если загоралось в Адмиралтейской и Литейных частях, по левой стороне Невского проспекта и Невского монастыря прибывали лейб-гвардии Преображенский, Конный и Артиллерийский полки. Лейб-гвардии Семеновский, Измайловский и Рязанский полки приводились в боевую готовность и поддерживали связь с выступившими частями. Для борьбы с пожарами по-прежнему используется и население.

Помимо решения организационных вопросов большое внимание уделялось мерам предупреждения пожаров. С 1712 года в новой столице было запрещено строительство деревянных домов. В Москве это положение действовало с 1700 года. Кроме каменных разрешалось строить глинобитные дома. Новое строительство регламентировалось указом 1728 года «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных предосторожностей от огня». В нем указывались способы возведения печей в домах и соединения их с крышей. Печи разрешалось устанавливать только на несгораемом фундаменте, причем сама печь отделялась от стены дома двумя кирпичами. Домовладельцам строго предписывалось использовать в качестве материала для крыш только черепицу, и уже имевшиеся деревянные покрытия предлагалось заменить на черепичные. Здания разрешалось строить «в одно жило» (одну линию — В. Т.), промежутки между ними по новому указу составляли не менее 13м.

Во избежание катастрофических пожаров все деревянные постройки, находящиеся вблизи важных и пожароопасных объектов, были снесены. Во все города и села рассылались печатные указы о противопожарных мерах и соответствующие инструкции. Их читали в церквях по воскресным и праздничным дням.

С 1772 года изменяется структура пожарных формирований. При всех полицейских частях Санкт-Петербурга был утвержден штат чинов «при пожарных инструментах». В состав каждой из них вошли брандмейстер, 106 служащих и 10 извозчиков. Команды содержались подрядчиками из числа военных чиновников. С 1792 года пожарные команды полностью передаются в ведение полиции.

В Москве процесс создания пожарных команд происходил несколько иначе. В 1784 году город делят на 20 частей, в каждой из которых образована пожарная часть. Для тушения пожаров привлекалось население в количестве 2824 человек от всех домовладельцев. Содержание и одежду они получали от хозяев. В ведении команд насчитывалось 464 лошади.

Начало XIX века явилось поворотным моментом в организации строительства пожарной охраны. Правительство принимает решение о создании пожарных команд не только в столицах, но и во всех городах империи. Этому событию предшествовала большая работа. Анализ состояния пожарного дела привел к заключению о полной несостоятельности и нецелесообразности использовать для этих целей население.

Манифестом от 8 сентября 1802 года в России было создано МВД. В столицах Петербурге и Москве во главе полиции стояли обер-полицмейстеры, под непосредственным началом которых находились Управы благочиния. Подобные управы имелись и в губернских городах. В их задачу входило централизованное управление пожарной охраной. Непосредственно борьбу с огнем вели пожарные команды, которые имелись при полицейских частях.

29 ноября 1802 года принимается Указ об организации в Санкт-Петербурге при съезжих дворах постоянной пожарной команды из 786 солдат внутренней стражи. Весной 1803 года команда была сформирована. Указом Александра I от 31 мая 1804 г. население столицы освобождалось от выделения ночных сторожей, содержания пожарных работников, освещения улиц.

В начале пожарная команда насчитывала 11 частей, а в 1811 году в связи со строительством новых районов образуется и 12-я часть. Штат команды был утвержден в следующем составе: брандмайор, 11 брандмейстеров, 11 помощников унтер-офицерского звания, 528 пожарных, мастер по насосам, слесарь, 2 кузнеца, трубочистный мастер, 24 трубочиста и 137 кучеров. Первым брандмайором Санкт-Петербурга с 1803-го по 1827 год был полковник Домрачев.

31 мая 1804 года профессиональная пожарная команда создается и в Москве. В других городах их организация осуществлялась на основе «Положения о составе пожарной охраны Петербурга и Москвы.» Однако пройдет немало времени, пока этот процесс примет массовый характер. Так, пожарная команда при Тульском оружейном заводе была образована лишь в 1835 году. Должность брандмейстера в станицах Войска Донского была введена в 1837 году. В Царицыне и уезде до второй половины XIX века не было профессиональной пожарной охраны, и борьба с пожарами велась, как и прежде, населением.

13 апреля 1812 года в Санкт-Петербурге и Москве создаются пожарные депо с мастерскими. В них, как указывалось в постановлении, «должны изготовляться всякого рода и звания огнегасительные инструменты для рассылки по всем губерниям». Их изготовлением занимались как казенные мастера, так и вольнонаемные. Губернские города присылали в депо по три человека для обучения, которые затем зачислялись в штат с обязательным условием прослужить в пожарной охране 15 лет. По возвращении на места они налаживали изготовление у себя подобных инструментов и обучали этому искусству других. Так возникли мастерские в Казани, Киеве, Пензе, Рязани, Риге, Вильно, Ярославле и Харькове.

Несение службы в пожарных командах регламентировалось «Уставом пожарным», принятым в 1832 году. Он состоял из 7 глав и 150 статей. Основные положения этого документа были изданы ранее, поэтому в нем содержались статьи, нередко противоречащие друг другу. Под стать этому уставу было и решение от 1837 года о комплектовании пожарных команд из числа лиц, отбывших наказание. Это привело к тому, что в ряде команд нашли пристанище уголовники, которые во время пожаров занимались грабежом.

Состояние пожарной охраны накануне 1917 года

Как в городах, так и в сельской местности России характерным было отсутствие комплексного подхода к проблемам тушения пожаров. Выделяемые земскими управами пожарные насосы снабжались ограниченным количеством рукавов. Это приводило к тому, что на пожарах техника не могла использоваться из-за удаленности от водоисточника. Вопросы водоснабжения городов и сел не были разработаны (водопроводная сеть в начале XX века имелась в 215 городах). К тому же были случаи засыпки пожарных водоемов санитарной службой.

Переход пожарной команды Санкт-Петербурга на автомобильную тягу тормозился существующим законом, который требовал, чтобы город содержал свыше 300 лошадей в частях. Даже если бы части нашли источники финансирования для приобретения автомобилей, все равно город должен был бы внести в смету расходы на содержание лошадей.

После стихийных пожаров городские управления пытались полностью подчинить себе пожарные команды. Однако постановления Сената по этому вопросу давали разнообразные толкования. Одними указами определялось отличие полицейских и общественных пожарных команд порядком утверждения их штатов, другими — порядком комплектования. Все это усугубляло неопределенность отношений городских управлений к пожарной охране. Во многих случаях города рассматривали расходы на пожарную охрану как не обязательные, подобно содержанию тюрем, найму квартир для войск, и стремились финансировать их по штатному расписанию. Изданные около 50 лет назад, они совершенно устарели и не отражали действительной картины. Например, в Москве в 1911 году действовало штатное расписание, утвержденное в 1823 году.

Министерство внутренних дел предпринимало попытки изменить сложившееся положение путем издания особенных временных правил. На их основании в большинстве случаев удовлетворялись ходатайства городов о передаче пожарных команд в их ведение, но за полицией оставлялось право руководства на пожарах и контроль за состоянием команд. Такой подход оказал положительное влияние на развитие пожарной охраны. В Екатеринбурге и Нижнем Новгороде власти, например, изыскали средства на устройство электрической сигнализации; в Архангельске, Николаеве, Курске и других городах — на создание новых пожарных частей. Пожарные обозы стали пополняться более совершенными паровыми насосами и т.п. В ряде населенных пунктов, где не имелось пожарных формирований, население активно принимает участие в их организации. Характерен пример села Шельбово Ивановской губернии, в котором пожар 1907 года уничтожил 87 домов. На сельском сходе в 1912 году жители избирают правление команды, строят депо, на собранные деньги приобретают пожарный обоз. Ежедневно от дома к дому в качестве напоминания переставляется «дежурная доска», увидев которую хозяева знали, что пришла их очередь нести вахту в депо. Эта традиция сохранялась в селе многие десятилетия. Тем не менее обстановка с пожарами продолжала оставаться сложной. Для выяснения причин, принятия надлежащих мер, Государственная Дума в марте 1910 года признала необходимым образовать в своей структуре комиссию по борьбе с пожарами в составе 23 депутатов. По мнению депутатов Думы, главными причинами пожаров являются, отсутствие в законе определенных требований о принятии со стороны земства и городов противопожарных мер; неудовлетворительное состояние градостроительства; незначительные ассигнования со стороны земских и городских учреждений на борьбу с пожарами. Ежегодный расход на противопожарные меры в России составлял 5 млн. руб., из которых половина приходилась на Санкт-Петербург, Москву и некоторые крупные города, а половина — на 1000 городов и сельскую местность. По данным МВД, расходы на пожарную охрану в 1908-1913 гг. в некоторых городах составили несколько десятков рублей — Брянск, Алушта и другие. В некоторых — несколько рублей (поселок Лудский Архангельской губернии, Бабиновичи Могилевской области и другие). Имелись города, где на содержание пожарных денег вообще не выделялось — Кола Архангельской губернии, Балаклава Таврической губернии и другие.

В 1913 году правительство России сочло необходимым разработать новый пожарный устав. Для подготовки законопроекта по этому вопросу Совет Императорского Российского пожарного общества утвердил комиссию под председательством сенатора М.А.Остроградского. К 1914 году комиссией были представлены два документа: «О пожарном уставе» и об изменениях некоторых статей уложения, относящихся к борьбе с пожарами и поджогами. Однако дальнейшая работа была временно приостановлена в связи с начавшейся Первой мировой войной. На повестку дня были поставлены не отложные задачи; обеспечение пожарной безопасности фабрик и заводов, работающих на оборону, противопожарная охрана учреждений и складов Северного фронта; предоставление льгот по призыву в армию членам добровольных пожарных обществ, расположенных в городах, не имеющих профессиональных команд.

6 августа 1916 г. в России был принят закон «О противопожарной охране фабрик и заводов, изготовляющих предметы для действующей армии». Министру внутренних дел предоставлялось право издавать общие правила по противопожарной защите предприятий, работающих на оборону.

Служба в профессиональных командах была односменной. Рабочий день длился по 15-16 часов. О том, что труд пожарных является тяжелым, изнурительным, сопровождается травмами, увечьями, гибелью свидетельствуют сами условия их работы. С 1901 по 1914 год в России травмы различной степени тяжести получили 2300 пожарных, из которых около 10 процентов стали инвалидами, а 24 процента погибли.

Только в московской команде в 1912 году пострадало более 34 процентов личного состава пожарных. Такая же картина была характерна и для других городов. Пожарные за свой счет страховались в обществе «Голубой крест», чтобы в случае увечья получить единовременное пособие. Исключение составляли брандмайоры и брандмейстеры, которым пособие выплачивала городская казна.

Дисциплина была палочной. За малейшие провинности наказывали розгами, назначали вне очереди в наряды, лишали увольнения. Но несмотря на низкую зарплату, тяжелый быт, в пожарной охране продолжали развиваться боевые традиции — самоотверженность, готовность в любую минуту прийти на помощь. «Каждый пожарный — герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой», — так писал В.Гиляровский об этих людях.

В декабре 1916 года пожары на фабриках и заводах, выпускающих военную продукцию, приняли массовый характер. Попытка в законодательном порядке решить вопрос об организации проверок этих предприятий и создать при отделе страхования и противопожарных мер МВД специальную комиссию успеха не имела. Дальнейшие шаги в этом направлении связаны с работой комиссии при морском министерстве под руководством П.К. Яворовского, попытавшейся скоординировать усилия всех министерств в области пожарной безопасности.

В начале 1917 года один из видных организаторов пожарного дела в России Ф.Э. Ландезен так оценивал сложившуюся ситуацию: «Полная неопределенность нашего законодательства, многочисленность инстанций, призванных к заведованию борьбой с огнем, случайность и произвол в их постановлениях, полная неразбериха, неопределенность, многовластие и путаница...»

Заключение

Пожарные были героями во все времена. Их всегда отличали любовь к своей профессии, отвага, самоотверженность, готовность прийти на помощь людям.

Писатель В.А. Гиляровкий, прослуживший не один год рядовым пожарным, в своей книге «Москва и москвичи» писал: «Каждый пожарный – герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой… Пожарные команды поражают своей неустрашимостью. Слабая техническая оснащенность подразделений, тяжелые условия жизни и работы пожарных компенсируются личным мужеством пожарных».


Скачать скачан 5 раз
Просмотр содержимого документа
Внимание!!! Если документ не открылся, обновите страницу, возможно несколько раз. Для удобного чтения разверните документ кликнув на иконку в правом верхнем углу.
96